МинЮст реформирует Адвокатуру

МинЮст реформирует Адвокатуру

Если основные идеи законопроекта, подготовленного Министерством юстиции будут приняты, то на адвокатский запрос сложнее будет не ответить, перед адвокатами откроются некоторые тайны, ФПА займется формированием единой дисциплинарной практики, а молодых адвокатов ждут ограничения в правах.

Предистория

Больше четырех лет Госдуму периодически атаковали региональные законодательные собрания и депутаты, требуя ужесточить ответственность чиновников за задержки с ответами на запросы адвокатов. Однако депутаты методично их отправляли в урну, ссылаясь на урегулированность вопроса и наличие санкций за подобное нарушение. Та же судьба была и у проекта из Заксобрания Красноярского края, которое просило сократить с 30 до семи дней срок, который отводится для подготовки ответа адвокату. Но в Госдуме решили, что “месячный срок с практической точки зрения для ответа на запрос, представляется обоснованным”, а семидневный – “излишне кратким”.

Наличие проблемы с адвокатскими запросами существует, признавал летом 2012 года председатель думского комитета по госстроительству, единоросс, выходец из адвокатуры Владимир Плигин. И обещал, что парламент будет работать над гарантиями для адвокатов, которые позволили бы им получать документы от органов госвласти, местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций. Тогда же он отмечал, что речь должна идти не о простом усилении ответственности (“вряд ли решит проблему”), но и об установлении в законодательстве “дополнительных вещей, которые касаются возможности адвоката получать информацию”.

Новая жизнь адвокатского запроса

В Госдуме к решению проблемы адвокатского запроса так и не приступили, зато работа Минюста и Федеральной палаты адвокатов оказалась результативной. Вчера на едином портале раскрытия информации о готовящихся проектах нормативных актов был опубликован соответствующий документ. В Уголовно-процессуальный кодекс предлагается внести норму о том, что адвокат вправе собирать доказательства путем их истребования и направления адвокатского запроса. При этом разработчики законопроекта считают нужным разрешить адвокатам наравне со следователями и судьями запрашивать у банков и налоговиков информацию, являющуюся сейчас тайной, например справки по операциям и счетам. Коррективы на этот счет вносятся в законы о банках и банковской деятельности, негосударственных пенсионных фондах, рынке ценных бумаг, коммерческой тайне, кредитных историях и другие.

В будущем Минюст собирается установить требования к форме и порядку оформления адвокатского запроса. А непосредственно в законе об адвокатской деятельности ведомство считает нужным установить, что к запросу “при необходимости прилагается доверенность или ее нотариально удостоверенная копия, подтверждающая полномочия адвоката на получение необходимых сведений о доверителе или касающихся доверителя”. Не получит ответа по существу адвокат в четырех случаях: если требуемой информации просто нет, запрос не отвечает требованиям Минюста либо к нему не приложены документы, подтверждающие полномочия, а также если запрошенная информация отнесена к сведениям, составляющим гостайну, к которой у адвокатов доступа нет.

Одновременно законопроект сокращает вдвое – с 30 до 15 дней – срок, в течение которого “органы госвласти, местного самоуправления, а также [нотариусы] и иные лица, занимающиеся частной практикой, органы управления и руководители коммерческих и некоммерческих организаций, общественные объединения и индивидуальные предприниматели” должны отвечать на адвокатский запрос. Правда, “в исключительных случаях” разрешается продлевать этот срок еще на 15 дней.

Чиновникам придется отнестись более серьезно к адвокатским запросам: если идеи Минфина будут реализованы, то за игнорирование или отписки будут грозить штрафы. Во-первых, предлагается изменить ст. 17.7 Кодекса об административных правонарушениях, которая пока говорит о невыполнении законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. Теперь там собираются упомянуть и адвокатов, а также внести санкции за молчание в ответ на их запросы или нарушение срока предоставления информации. Для должностных лиц штраф может составить 2000–3000 руб., для юрлиц – от 20 000 руб. до 30 000 руб. Во-вторых, Минюст собирается дополнить ст. 5.39 КоАП (отказ в предоставлении информации) нормой о том, что неправомерный отказ в предоставлении информации по адвокатскому запросу, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации будет караться штрафами для должностных лиц от 5000 руб. до 10 000 руб., для юрлиц – 20 000–30 000 руб.

В связи с планирующимся появлением новых прав у адвокатов министерство попыталось создать и систему “сдержек и противовесов”. За незаконное использование или разглашение ставшей ему известной тайны им будет грозить изгнание из профессии.

ФПА и адвокаты рады появлению законопроекта Минюста. Вице-президент ФПА Геннадий Шаров считает, что это “громадный шаг вперед”, так как проблемы с адвокатскими запросами “перезрели”. Документ, по его словам, получился фундаментальным, сильно отличающимся от тех, что отклонила ранее Госдума. Он рассказывает, что рабочая группа по разработке документа, в которую входили и представители ФПА, исходила из того, что права сторон на истребование информации должны быть одинаковыми. “Если есть определенные права у следователя, то аналогичные должны быть у адвоката, стороны защиты”, – говорит Шаров. По его мнению, нет оснований считать, что адвокаты будут незаконно использовать полученную информацию. “Подозревать, что адвокат заведомый жулик, было бы дискриминацией профессии и очень сомнительным подходом”, – сказал вице-президент ФПА.

“Предлагаемые изменения сэкономят время адвокатам на получение необходимой информации и позволят осуществлять деятельность более эффективно, что положительно отразится на повышении авторитета адвокатуры”, – считает Наталья Костина, адвокат юридической группы “Яковлев и Партнеры”. Адвокат Кирилл Бельский тоже считает идею Минюста “правильной и очень насущной”, но думает, что наказания за игнорирование адвокатских запросов могли быть и строже. “Мне представляется, что ответственность, которую предлагают авторы законопроекта, не являются в достаточной мере строгой, чтобы обеспечивать беспрекословное исполнение этих запросов получателями, – рассуждает он. – Я полагаю, для того чтобы эти запросы действительно работали, ответственность за их неисполнение должна быть включена в диспозицию ст. 140 УК (отказ в предоставлении гражданину информации – штраф до 200 000 руб.). Либо должна быть гораздо более строгая административная ответственность, а в случае злостного уклонения от ответов на адвокатские запросы – вплоть до уголовной”.

“Давайте пусть это будет сначала, посмотрим, что из этого получится, – парирует Шаров из ФПА. – Конечно, мало, но я считаю, что это хоть какой-то элемент попытки воздействовать на нерадивого чиновника. Это лучше, чем ничего”.

Введение единой формы адвокатских запросов, по мнению экспертов, тоже безусловный плюс. “С введением административной ответственности появятся и споры о привлечении не исполнивших возложенные законом обязанности к ответственности, они будут связаны с доказыванием непредставления сведений, и единая форма запроса будет способствовать привлечению к ответственности виновных”, – уверена Костина.Управляющий партнер адвокатского бюро “Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры” Андрей Корельский тоже не видит проблем в появлении типового запроса или даже с обязательными рекомендованными Минюстом реквизитами, вплоть до бланков строгой отчетности, как, например, порядок делопроизводства ордеров в адвокатских образованиях.

Приставам объяснят значение адвокатского удостоверения

Оказались в проекте и другие нормы, о которых давно мечтала адвокатура. Во-первых, проект должен поставить точку в споре адвокатов и судебных приставов, которые не пускают в суд по адвокатскому удостоверению, требуя предъявить паспорт. Минюст решил, что приставы не правы, и предлагает записать в законе об адвокатской деятельности, что “удостоверение предоставляет право беспрепятственного доступа адвоката в помещения судов, правоохранительных органов, органов госвласти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в связи с осуществлением профессиональной деятельности”.

Во-вторых, если идеи Минюста будут реализованы, исчезнет из этого закона норма, по которой адвокат обязан именно за счет получаемого вознаграждения ежемесячно перечислять деньги на нужды адвокатской палаты, тратиться на содержание адвокатского образования и страхование профессиональной ответственности. Шаров из ФПА говорит, что в этом случае предложение Минюста “техническое”. По его словам, во время действия закона об адвокатской деятельности постоянно ставился вопрос об исключении этой нормы, так как она несовершенна.

Запреты молодым адвокатам

Еще одна идея Минюста заключается в том, чтобы в первые пять лет пребывания в адвокатской корпорации ее члены не имели права создать свой адвокатский кабинет. Такое ограничение, объясняют в ФПА, должно поспособствовать повышению качества работы неофитов в адвокатуре – трудясь вместе с более опытными коллегами, они смогут перенимать их опыт и за ними самими будет больше контроля. А когда молодые адвокаты или выходцы из других юридических профессий начинают работу сразу в своем адвокатском кабинете, то, по мнению Шарова, нарушается принцип передачи традиций, контактов, опыта, теряется связь с палатами. “Это не приносит пользы не только адвокатам, но и их доверителям, потому что адвокат зачастую не обогащается всем тем, что дает корпорация своим членам”, – говорит Шаров.

Но не все согласны с этой идей. Она вовсе не гарантирует, что молодые адвокаты будут перенимать опыт давно работающих и тем самым повышать свой профессиональный уровень, считает адвокат Кирилл Бельский. “Есть адвокатские консультации, где сотни адвокатов и никто никого ничему не учит”, – говорит он и вспоминает, что в советское время существовала очень хорошая форма – наставничество: в первые два года работы адвокат прикреплялся к опытному коллеге.

По мнению Бельского, чтобы застраховать клиентов от непрофессионализма молодых адвокатов, нужны другие инструменты. Например, запрет вести отдельные категории уголовных дел. “Можно было бы в первые два-три года работы не разрешать вести дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, то есть там, где грозит серьезное наказание”, – рассуждает адвокат.

Ограничения для молодых адвокатов, если они сохранятся в законе, создадут и правовую коллизию, так как закон гарантирует адвокатам право свободно выбирать форму деятельности. Могут возникнуть и организационные проблемы, если молодого адвоката не будут брать на работу в действующие бюро и коллегии. Но Шаров из ФПА ничего страшного в этом не видит и проводит аналогию с нотариатом, где человек, получив лицензию, ждет появления вакансии. Впрочем, и обойти запрет при желании можно будет, так как Минюст не собирается ограничивать право молодых адвокатов, объединившись в группу, создать свою коллегию или бюро.

ФПА наращивает мускулы

Новеллы от Минюста сулят Федеральной палате адвокатов дополнительные полномочия. Прежде всего ей хотят разрешить “обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, являющихся членами адвокатского сообщества”. Подобные заявление могут быть связаны с представлением и защитой интересов адвокатов, координацией деятельности адвокатских палат, а также “обеспечением высокого уровня оказываемой адвокатами юрпомощи”.

Кроме того, если предложения министерства будут поддержаны, то у ФПА появится мощный инструмент воздействия на региональные адвокатские палаты – обязательные предписания об устранении нарушений в течение двух месяцев. Если же они не возымеют действия, то Совет ФПА сможет самостоятельно отменить решение адвокатской палаты, которое нарушает требование закона об адвокатуре или “федеральные” решения. Регионалы будут иметь право в течение 10 дней оспорить такие действия ФПА в суде, но обжалование не приостанавливает исполнение решения Совета Федеральной палаты.

В ситуации такого конфликта Совет ФПА сможет также созвать внеочередное собрание или конференцию адвокатов для рассмотрения вопроса о досрочном прекращении полномочий совета региональной адвокатской палаты. Такие действия могут быть предприняты по собственной инициативе “центра”, по представлению не менее половины членов региональной адвокатской палаты, а также территориального управления Минюста. При этом ФПА будет вправе приостановить полномочия главы непослушной адвокатской палаты субъекта и назначить временного руководителя, который будет действовать до избрания нового.

“Законопроект направлен на то, чтобы укрепить соблюдение законодательства не только адвокатами, но и адвокатскими палатами регионов”, – говорит по этому поводу Шаров из ФПА. Сейчас решения Федеральной палаты обязательны для регионов, а в случае их неисполнения закон об адвокатуре только позволяет Совету ФПА созвать внеочередное собрание или конференцию адвокатов в этом субъекте.

Если предложения Минюста буду приняты, то усилится и роль ФПА в вопросах дисциплинарной практики. Во-первых, она будет утверждать соответствующие рекомендации. Для этого на всероссийском съезде адвокатов будет создана Комиссия ФПА по этике и стандартам, которая займется разработкой стандартов оказания квалифицированной юрпомощи и других стандартов адвокатской профессии, а также контролем за соблюдением Кодекса профессиональной этики адвоката и тех самых стандартов. Ее регламент должен будет утвердить Совет ФПА, а в состав войдут 15 человек: девять адвокатов, два представителя Минюста, два от общероссийских общественных объединений и иных некоммерческих организаций и два человека, имеющих ученую степень по юридической специальности или ученое звание доцента либо профессора.

Во-вторых, новая комиссия сможет рассматривать представления Совета ФПА об отмене решений, принятых советами адвокатских палат субъектов по дисциплинарным производствам в отношении адвокатов, и принимать собственные. По словам Шарова, эти изменения поспособствуют созданию единообразия дисциплинарной практики в палатах, “чтобы не рязанская и казанская была, а единая”. Также эта комиссия будет рассматривать дисциплинарные дела в отношении президентов адвокатских палат.

Поделиться этой записью


Call Now Button